У кого можно отбирать за долги единственное жилье?

statics/upload/iblock/f5c/мебель.jpg
На сегодняшний день лишиться единственного жилья могут либо ипотечные должники, либо те, кто живет в муниципальной квартире и имеет большие долги за услуги ЖКХ.
В обществе широко обсуждается одно из самых «свежих» предложений Минюста - пересмотреть запрет на изъятие у должника единственного жилья. Сейчас изымать у собственника единственное жилье можно только в одном случае - если оно является залогом по кредиту.

Чья хата с краю?

В сообщении на сайте Минюста сказано, что ведомство разрабатывает данный законопроект в целях реализации постановления Конституционного суда, который указал, что федеральному законодателю надлежит определить пределы действия запрета на изъятие единственного жилья должника.
Хотя Министерство юстиции и намерено обратить внимание на жилищное положение злостных должников, большинство россиян могут спать спокойно: речь идет лишь о долгах по алиментам и по возмещению вреда, причиненного преступлением. Но и в случае с этими категориями должников изъятие единственного жилья предполагается лишь в том случае, когда его площадь превышает законодательную норму - 18 квадратных метров на человека. К примеру, должник, имеющий однокомнатную квартиру, может не волноваться. А если ему принадлежит двух- или трехкомнатное жилье, то оно может быть реализовано, чтобы погасить его долг перед детьми или перед пострадавшими от его действий. 

Как происходит
реализация квартиры:

• Судебный пристав возбуждает исполнительное производство и совершает арест жилья, если оно подлежит аресту.
• Через две недели (столько требуется на сбор всех необходимых документов) бумаги на данное жилье направляются в Росимущество.
• Росимущество организовывает торги. Часто они проводятся несколько раз, поскольку с первого раза покупатель не находится.
• Если недвижимость была в залоге, то ее стоимость определена судом и не может «упасть» в цене, даже при отсутствии покупателей.
• Как правило, на продажу жилья с торгов за долги требуется порядка одного месяца.
Нюансы - к примеру, каким образом должнику будет возвращаться его определенный законом метраж и будет ли он продолжать проживать в квартире до ее реализации - пока не обсуждаются. Если предложение Минюста будет принято и депутаты Госдумы внесут соответствующие поправки в Гражданский кодекс, норма закона начнет прорабатываться более основательно.
Поводом к ужесточению законодательства стало увеличение количества злостных должников. Люди могут годами не платить алименты или не возмещать вред, причиненный преступлением, демонстрируя таким образом свою безнаказанность перед законом. Получается, что нарушить жилищные права должника закон не позволяет, в то время как его кредиторов защитить в подобной ситуации очень сложно: если, кроме квартиры, у человека ничего нет, он «неприкосновенен».

Два миллиарда - детям

На сегодняшний день вологодские алиментщики должны своим детям свыше 2,2 миллиарда рублей. Таких исполнительных производств в базе Управления Федеральной службы судебных приставов по Вологодской области порядка 13 тысяч. Получается, в среднем каждый нерадивый родитель должен по 170 тысяч, однако суммы значительно отличаются: у кого-то задолженность составляет несколько тысяч рублей, а кто-то не платит и миллион.
Также в Вологодской области возбуждено около шести тысяч исполнительных производств о возмещении вреда, причиненного преступлением.
Однако перечисленные категории граждан - все же не основные категории должников. Больше всего исполнительных производств в регионе по делам, которые даже с учетом предложений Минюста не приведут к потере жилья у должника: это долги по кредитам и коммунальным платежам. По неофициальной информации, в районах области у 60% таких должников неплохие жилищные условия. 

Между тем в региональном Управлении Федеральной службы судебных приставов нашему изданию рассказали, что в настоящее время наиболее актуальным для них могло бы стать иное изменение в законодательстве, связанное с их деятельностью: приставам хотелось бы, чтобы закон обязывал банки разделять счета должника на те, с которых можно совершать списание средств в пользу кредитора, и те, с которых эти средства списывать нельзя. Дело в том, что в настоящее время банки направляют сведения о счетах должника, не разделяя их на социальные, кредитные и зарплатные, поэтому периодически происходит списание средств с тех счетов, которые не подлежат аресту. Нарушения со стороны приставов в этом нет, поскольку должник, в отношении которого возбуждено исполнительное производство, обязан уведомлять пристава о своем имущественном положении, однако часто этого не делает. Судебным исполнителям хотелось бы избежать подобных ситуаций. Закон, обязывающий банки проводить градацию счетов должника, мог бы исправить положение.

Комментарии (0)

Войти через социальные сети: