Замредактора «КC» приговорили к расстрелу за покушение на Сталина

Потомственный дворянин, сын царского офицера, «враг народа», партийный работник и общественный деятель, журналист по призванию - все это про своего троюродного деда Сергея Гуляева-Зайцева рассказал нам вологжанин Борис Гуляев. Увидев упоминание о родственнике в книге, посвященной 95-летию «Красного Севера», он дополнил наши  знания о Сергее Александровиче рассказом о его  жизни.

Почетный гражданин

Впервые о Сергее Александровиче Гуляеве-Зайцеве, который являлся двоюродным братом его деда, Борис Гуляев услышал в Москве в 1985 году от своего дяди.
Борис приехал в Грязовец и увидел пятиэтажку с мемориальной доской: «В этом доме проживает почетный гражданин города Грязовца Сергей Александрович Гуляев-Зайцев». Увиденное поразило: ведь, как тогда Борису казалось, мемориальные доски были памятью об умерших. Но потом он понял, что такая доска при жизни - знак величайшего уважения и признания заслуг.
Сергей Александрович встретил молодого родственника радушно. В ту пору ему было уже 89 лет. Возраст сказывался на его здоровье, поэтому Борис не стал обременять его долгим присутствием. Но поговорить старый и молодой Гуляевы смогли. Как оказалось, первая их встреча оказалась единственной: на следующий год Сергей Александрович Гуляев-Зайцев скончался.
Узнать о его жизни более подробно Борис смог благодаря рассказам родных и материалам из архивов.

Мальчик из Сосунки

Род Гуляевых вышел с Рязанщины. Из «Родословной книги дворян Рязанской губернии» известно, что это были незажиточные поместные дворяне. История гласит, что первым из Гуляевых на Вологодчину приехал Петр, дед Сергея Александровича: он оказался здесь в первой половине XIX века по приглашению известного на то время вологодского помещика Волоцкого, заняв должность управляющего его имением. За хорошую службу Волоцкой подарил Петру в собственность село Сосунка в Грязовецком уезде в двух - двух с половиной километрах от разъезда Становое нынешней Северной железной дороги, по направлению к поселку Вохтога. В 50-е годы прошлого столетия решением властей оно было признано неперспективным и исчезло с лица земли. Ну а во время, когда там оказался Петр Гуляев, в селе вовсю текла обычная сельская жизнь.
Сюда же, в Сосунку, привезли с Рязанщины на воспитание и маленького Сергея, отец которого служил в царской армии в звании штабс-капитана. Здесь мальчик окончил двухлетнюю начальную школу. Потом поступил в Вологодскую мужскую гимназию, где отучился восемь лет и в 1915 году закончил ее с отличием. Дальнейшим местом учебы Сергея был Петроградский императорский университет. Но в жизненные планы молодого человека вмешались события 1917 года. Университет пришлось оставить. Гуляев-Зайцев (на тот момент он имел уже вторую фамилию, но происхождение ее от родных всю жизнь скрывал, предпочитая отшучиваться - прим. ред.) вернулся в ставшие для него родными вологодские края и стал преподавать в Грязовецкой гимназии.

Особый характер

Кажется странным, но у офицерского сына получилась очень быстрая политическая карьера. Последнее, с учетом дворянского происхождения самого Сергея Александровича и места службы его отца, весьма любопытно. Известен факт, когда в начале 20-х годов прошлого столетия кто-то (а может, и сам Сергей) внес поправку в его биографию, тем самым обеспечив ему лояльность со стороны рабоче-крестьянской власти. В графе «Происхождение» в биографии Гуляева, написанной им при переводе на очередную государственную должность, было указано «дворянин». Так вот, кто-то в конце над словом поставил карандашом буковку «а» и дописал «личного сын». Такая формулировка защищала от немилости государства.
В школе он проработал недолго. Его назначили делопроизводителем Грязовецкого уездного военкомата, потом перевели в редколлегию уездной газеты «Деревенский коммунар». С апреля 1920 года Сергей Гуляев-Зайцев - заведующий отделом народного образования Грязовецкого уездного исполкома. А менее чем через год, в феврале 1921-го, он уже заместитель секретаря уездного комитета коммунистической партии. В августе 1922 года Сергея Александровича ставят редактором «Деревенского коммунара». А уже в июле 1923 года он получает новое назначение - в Вологду, заместителем редактора - ответственным секретарем губернской газеты «Красный Север» с совмещением обязанностей заведующего агитпропом Вологодского губкома ВКП(б).
Документов, подтверждающих его редакторство в «Красном Севере», авторы книги, посвященной 95-летию газеты, в архивах не обнаружили. Они нашли только ссылку на упоминание о нем в одном из номеров за 1926 год: С. А. Гуляев-Зайцев, один из активных сотрудников нашей газеты, в 1923 году редактировал «Красный Север». И все. Справедливости ради отметим, что замредактора «КС» он был совсем недолго (хотя за этот период, по данным Бориса Гуляева, на время отпуска главного редактора Сергей Александрович исполнял его обязанности): уже в августе этого года губком командирует его на должность руководителя совпартшколы. Так что в 1926 году, как и во все последующие годы, он продолжал активно сотрудничать с «Красным Севером» только как внештатный автор.

Доказательство невиновности

В начале 1930-х годов Сергей Гуляев-Зайцев назначен завучем Вологодского молочнохозяйственного института, а вскоре возглавил кафедру Вологодского пединститута. В марте 1932 года он - заведующий культпромом Коми обкома ВКП(б), в октябре 1934 года избран секретарем Усть-Цилемского райкома ВКП(б) Коми АССР, а еще позже возглавил Печорский окружной комитет коммунистической партии.

СПРАВКА

Сергей Гуляев-Зайцев обрел свободу в 1953 году, после смерти Сталина. Он вернулся в Грязовец и, по неподтвержденным данным, стал преподавать историю в местной школе. Много выступал с рассказами о пережитом, принимал активное участие в жизни ветеранской организации, достаточно много печатался в районной газете «Сельская правда» и в нашем «Красном Севере» и всегда любил подчеркнуть, что журналистика - его призвание.

С этими годами связано событие, память о котором всегда хранилась в семье его двоюродного брата Николая Михайловича Гуляева-Зайцева. В начале 30-х годов Николай работал в колхозе счетоводом. В хозяйстве случился падеж скота, одним из винов-ных в этом признали Николая. Узнав об этом, Сергей Александрович сделал все возможное для освобождения брата: он нашел доказательства его невиновности и предоставил их суду, Николая освободили.
Но в июле 1937 года Сергея Александровича обвинили в традиционном для того времени деянии - заговоре с целью покушения на жизнь Иосифа Сталина. Два года он провел в следственной тюрьме, а 20 августа 1939 года Военный трибунал войск НКВД Уральского военного округа приговорил вологжанина к высшей мере наказания. Ровно 90 дней приговоренный к расстрелу провел в камере смертников. И когда Александр Сергеевич уже распрощался с жизнью, ему объявили о замене приговора на 15 лет лагерей. Отбывал наказание, работая на лесоповале в одном из лагерей Коми АССР.
По словам Бориса Гуляева, люди, близко знавшие Сергея Александровича, отзывались о нем как о человеке очень простом, неприхотливом в быту, с большим зарядом оптимизма, умевшем и пошутить, и посмеяться. Вместе с тем, наряду с душевной добротой и расположенностью к людям это был человек с особым характером. Только сильная воля и твердые убеждения в правоте дела, которому служил, помогли ему перенести все тяготы сталинских лагерей, не дали сломаться.
Проводить Сергея Александровича в последний путь из Вологды приезжал писатель Василий Белов, с которым Гуляев-Зайцев был дружен.
 
 
История

Комментарии (0)

Войти через социальные сети: