«Крепко верю и надеюсь, разберутся в моей невиновности»

statics/images/arcticles/122017/06122017xe739d6da.jpg
Писатели, поэты и журналисты Омска. 1927 год. Второй справа - поэт Евгений Забелин.
Фото с сайта litmuseum.omskportal.ru
statics/images/arcticles/122017/06122017x502417de.jpg
Счастливые супруги Евгений Забелин и Анастасия Преображенская незадолго до приезда в Вологду.
В год 100-летия «Красного Севера» Вологодский областной архив новейшей политической истории представил документы, посвященные трагическим событиям 1937 года из жизни редакции издания. Среди сотрудников газеты, ставших «врагами народа», фигурирует фамилия некогда известного, а ныне забытого поэта-журналиста Евгения Забелина.

От эпитафий до «Известий»

За участие в троцкистской группировке, якобы существовавшей в редакции, ставившей перед собой «задачу совершения террористических актов над руководителями ВКП(б) и Советского правительства», Евгений Николаевич был приговорен в апреле 1938 года к тюремному заключению на 10 лет.
При рождении Евгений Забелин носил другое имя - Леонид Савкин. Мальчик появился на свет 5 августа 1905 (по другим данным 1908) года в многодетной семье священника Омской губернии Николая Афанасьевича Савкина. Его отец в 1906 году был избран депутатом I Государственной думы, но отказался от депутатского мандата в пользу крестьянина. 
После установления в Омске советской власти в жизни Савкиных наступили трудные времена. Одним из источников существования для семьи стала весьма специфическая работа Леньки. За деньги он сочинял рифмованные эпитафии для надгробий бывших прихожан отцовской церкви. Однажды на кладбище забрел известный омский литератор Антон Сорокин. Он так зачитался надгробными виршами, что потребовал немедленно представить ему автора. Вскоре Сорокин ввел подростка в местные литературные круги. В 16 лет начинающий поэт стал участвовать в собраниях «Омской артели писателей и поэтов» и печататься в местных газетах. Тогда же появился его псевдоним - Евгений Забелин. По одной из версий, его придумал все тот же Антон Сорокин. Родители не возражали и против переезда сына в Москву в 1929 году. Впрочем, для смены прописки у Евгения Николаевича была и другая причина. 

Не теряю надежды встретиться с тобой и детьми. Уверен, что разберутся в моей невиновности, реабилитируют меня как советского человека и писателя и восстановят 
в правах гражданина нашей страны. Мое дело находится у военного прокурора Архангельской области - прошу тебя, узнай, в каком положении, что нужно предпринять, чтобы его быстрее рассмотрели. Кроме этого, огромная просьба - вышли продуктовую посылку (если сможешь): сахару, масла или сала, сухарей, чая. Если не сможешь этого сделать, то переведи рублей 150-200. Также во что бы то ни стало вышли фотографии себя и ребят… Крепко целую тебя и дочерей - Наташу и Олю.

Евгений Забелин, 
из лагерного письма жене от 4 июня 1941 года.
В 1920-е годы поэты и писатели по всей стране объединялись в литературные группы. В одном из таких объединений - группе «Памир» - состоял и Забелин. Название ее придумал Леонид Мартынов, в будущем также литературный сотрудник «Красного Севера» и известный советский поэт.
В 1929 году многие «памирцы» были вынуждены перебраться в Москву. В столице платформа «Памира» сразу же подверглась критике со стороны руководства Российской ассоциации пролетарских писателей. После XVI съезда ВКП(б) бывшие члены группы «Памир», жившие в Москве, организовали новую литературную группу - «Сибирская бригада». Стержнем ее политической программы был вопрос о судьбе русского крестьянства после коллективизации. В столице Забелин стал постоянным автором многих столичных журналов. Его произведения печатались в «Известиях» и «Новом мире». 
Весной 1932 года «Сибирская бригада» была ликвидирована ОГПУ. Как следовало из показаний арестованных, их нелегальная контр­революционная и антисоветская организация ставила перед собой задачу через литературные произведения вести широкую антисоветскую агитацию. От расстрела литераторов спасло возвращение Максима Горького из Италии и подготовка и проведение I Всесоюзного съезда советских писателей.
За Евгением Забелиным пришли 7 марта 1932 года. 2 июля он был приговорен к ссылке под административный надзор в Северный край. Работал продавцом в книжном магазине в Сыктывкаре. Осенью 1933 года попросил перевести его в Пезмог на стройку лесного комбината. Здесь поэт познакомился с Анастасией Преображенской, вскоре ставшей его женой. 15 ноября 1934 года, после пересмотра дела, Евгений Николаевич был досрочно освобожден, вместе с супругой поселился в подмосковной Тарасовке. В начале 1936 года молодые с новорожденной дочерью Натальей приехали Вологду, где работал отец Анастасии. Здесь у них через год родилась вторая дочь - Ольга. 
Забелины поселились в деревянном доме на улице Лассаля (ныне Зосимовская). Здесь у поэта был свой «кабинет» - он подолгу пропадал в темном чулане, где писал свои произведения на отрезах бумаги из типографии «Красного Севера».
По подшивкам «Красного Севера» мы знаем, что Евгений Забелин публиковал в газете стихи к революционным датам, рецензии на кинофильмы и спектакли. После рождения дочерей в его творчестве появляются и детские произведения. 

Виновным себя не признал!

Копии страниц уголовного дела по обвинению Евгения Забелина в контрреволюционной деятельности в редакции газеты «Красный Север» нам показал сотрудник архива Сергей Старостин.
27 октября 1937 года, в первый же день свой работы в Вологде, только что назначенный начальником областного УНКВД, печально известный своими репрессиями на Вологодчине майор госбезопасности Сергей Жупахин утверждает постановление об аресте литсотрудника-журналиста Забелина. Участники контрреволюционной группы, куда входил Евгений Николаевич, «игнорировали и саботировали в газете важнейшие политические и хозяйственные кампании, в то же время в газете помещали политически вредные фельетоны и стихи. Предоставляли газету завзятым врагам Советской власти, на страницах газеты популяризировали классово-чуждых людей, кулаков».

Справка

Вот как сложилась судьба людей, упомянутых нами в материале.
Священник Николай Савкин. В 1918 году приговорен Омским ревтрибуналом по обвинению в контрреволюционной деятельности к штрафу в размере 3000 рублей или к шести месяцам общественно-принудительных работ 
в тюрьме. Реабилитирован в 1997 году. 
Леонид Мартынов - русский поэт и журналист. Лауреат Государственной премии СССР 1974 года. В 1932 - 1935 годах отбывал ссылку в Вологде. Жил на улице Кузнецкой, 17 (ныне Авксентьевского). Работал в газете «Красный Север», где встретился с будущей женой - Ниной Поповой. Супруги вернулись в Омск.
Начальник Управления НКВД по области Сергей Жупахин. Входил в состав особой тройки НКВД СССР. Депутат Верховного Совета РСФСР 1-го созыва. Арестован 14 декабря 1938 года. Расстрелян. Не реабилитирован. 
Сотрудник ВЧК-ОГПУ-НКВД Дмитрий Кандыбин. Арестован в 1950 году, однако уголовной ответственности за вынесение неправосудных приговоров не понес.
Клавдий Шульгин. В 1936 - 1937 годах редактор «Красного Севера». Арестован в октябре 1937 года. Расстрелян весной 1938 года.

Следователи припомнили журналисту и его непролетарское происхождение, смену фамилии, и ссылку.
Из протокола допроса Е. Н. Забелина:
«По отбытии срока ссылки в марте месяце 1937 года я поступил на работу в качестве литературного сотрудника в редакцию газеты «Красный Север». Редактор газеты Шульгин Клавдий Иванович, зная о моей прошлой антисоветской деятельности и судимости, тем не менее на работу меня принял охотно. В редакции я сразу же столкнулся с фактом засоренности аппарата редакции социально чуждым элементом и с атмосферой распущенности, пьянства и наличия среди работников редакции антисоветских настроений».
Арестованный показал, что контрреволюционная группа сформировалась вокруг редактора. В ее состав вошли замредактора Ушков, завпромотделом Новицкая, зав­отделом информации Жильцов, литсотрудник Мясников.
«Указанные лица относились к своей работе преступно. Они систематически помещали в газете «Красный Север» статьи, фельетоны, заметки нередко антисоветского содержания… В газете очень часто допускались различного рода опечатки и искажения, придававшие публикуемым материалам антисоветское содержание. Лично мною по заданию редактора Шульгина давались в газету пасквильные заметки («Живой покойник», «Хлеб с гвоздями» и др.), придававшие газете обывательский, мелочный облик. В результате всего этого газета «Красный Север» дискредитировалась как орган большевицкой печати», - написал в протоколе следователь. Эти слова завизированы подписью Забелина, но как добывались эти показания, вполне можно предположить.
При этом Евгений Николаевич отверг обвинения в свой адрес как члена контрреволюционной троцкистской группы.
Вот стихотворение в газете «Красный Север» от 1 апреля 1937 года, ставшее для Забелина, его автора, роковым:
«Скажи быстрей, который час?»
Я на вопрос отвечу сжато,
Везде по городу у нас
Висят часы без циферблата,
И нам приходится опять
По солнцу время узнавать.
Ну, а, положим, на несчастье
Наступит в городе ненастье?
Из дому выйдешь, взглянешь - нет
На небе солнечного света.
Как быть? Не знаю! Пусть на это
Тебе ответит горсовет!
28 апреля 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР под руководством бригвоенюриста Дмитрия Кандыбина приговорила Евгения Забелина к 10-летнему тюремному заключению с конфискацией принадлежащего ему имущества.
По официальной справке заключенный Севвостоклага Евгений Николаевич Забелин умер от паралича сердца в январе 1943 года в Магадане в возрасте 38 лет. Реабилитирован по делу «Красного Севера» Военной коллегией Верховного суда СССР 26 октября 1957 года. Реабилитация по первому делу состоялась только 17 апреля 1989 года.
Первая книга стихов Евгения Забелина вышла в Омске в 1990 году.
Выставка архивных документов, посвященная репрессированным сотрудникам «Красного Севера», откроется в нашей редакции в декабре 2017 года. 
 
История Архивные материалы

Комментарии (0)

Войти через социальные сети: