Эксперты связали уровень коррупции с давлением на бизнес

statics/images/arcticles/082022/22082022x56b5bbef.jpg
Избыточное административное давление на предпринимателей порождает попытки избежать нежелательных проверок.
Фото Даниила Зинченко

За последнее время на Вологодчине снизилось число коррупционных преступлений, но значительно вырос размер взяток. Такая информация прозвучала на недавнем «круглом столе» «Власть, общество, бизнес против коррупции», прошедшем на площадке Вологодской торгово-промышленной палаты. Участники обсуждения попытались разобраться, почему предприниматели не стремятся сообщать в правоохранительные органы о подобных фактах, зачем нужно внедрять антикоррупционные стандарты в самих бизнес-структурах и какова взаимосвязь между взятками и ростом числа проверок. 

Преступлений - меньше, взятки - больше

Участники «круглого стола» - представители исполнительной и законодательной ветвей власти, контролирующих и правоохранительных органов, бизнеса и общественности - согласились с тем, что тема противодействия коррупции не теряет актуальности даже при том, что по числу этих преступлений Вологодская область находится в последней двадцатке среди российских регионов. 

100

миллионов рублей составляет задолженность по штрафам за получение взяток в Вологодской области. Причем около 80 миллионов задолжали три человека.

- В первом полугодии нынешнего года у нас отмечается снижение числа преступлений коррупционной направленности на 20%: 44 против 55 за аналогичный период прошлого года. Если раньше в области больше преступлений в сфере экономики было связано с хищениями, присвоениями, в том числе среди субъектов предпринимательской деятельности, то в этом году мы фиксируем значительный - более чем в три раза - рост числа преступлений, связанных с фактами взяточничества. Это именно то, с чем у гражданского общества и ассоциируется понятие коррупции. В общей сложности зарегистрировано порядка 17 преступлений, связанных с фактами как получения, так и дачи взяток или посредничества в их получении, - привел данные начальник отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции областной прокуратуры Максим Пегов.

Еще одной тенденцией, по его словам, стало значительное увеличение размеров самих взяток. Если раньше зачастую фигурировали цифры в 20, 30, 50 тысяч рублей, то сегодня в делах, направленных в суды, суммы колеблются от 300 тысяч до трех миллионов рублей. Как пояснил Максим Пегов, правоохранители стали выявлять больше преступлений, связанных со взаимодействием государства и бизнеса (например, факт взятки по исполнению контракта в рамках нацпроекта «Здравоохранение» в Грязовецком районе). Также выявлено несколько преступлений, связанных с фактами взяточничества при заключении контрактов на предприятиях с госучастием. 

Нет сигналов

При этом, как признаются эксперты, выявить факты коррупции достаточно сложно. Сделать это можно, как правило, только в ходе оперативно-розыскных мероприятий, поэтому число зарегистрированных преступлений может и не отражать реальной картины. Например, за последнее время в области не было зафиксировано фактов вымогательства взяток. Возможно, их действительно никто не вымогал. Или просто не сообщили?

- Количество обращений от бизнеса, связанных с «откатами», в добровольном порядке стремится к нулю. Но когда такие факты выявляются, то возбуждаются десятки уголовных дел. И когда мы обращаемся к предпринимателям, они подтверждают: «Да, было. У меня перечисление по банковской карте есть». Но что мешало раньше сообщить об этом? Значит, они мирятся с этой ситуацией? Ведь у любого преступления есть две стороны. И без взяткодателей не будет и тех, кто эти деньги получает, - считает Максим Пегов.

Ежегодный ущерб от коррупции в масштабах страны оценивается в три триллиона рублей. Эти деньги оседают в чьих-то карманах. А мы получаем недостроенные больницы, неотремонтированные школы и детские сады. Поэтому меры по борьбе с коррупцией необходимо ужесточать.

Сергей Николаев,
председатель Экспертного совета 
при уполномоченном по защите прав предпринимателей 
Вологодской области 

Прежде всего правоохранительные органы ждут сигналов от тех, у кого мзду вымогают. Прокуратура, например, готова работать даже с анонимными обращениями. Сегодня сотрудники ведомства проводят антикоррупционную экспертизу нормативно-правовых актов. В выявлении подобных нарушений они также рассчитывают на поддержку бизнес-сообщества. Нередко коррупция идет рука об руку с недобросовестной конкуренцией. 

- Когда мы видим, что продукция поставляется по цене, которая фактически ниже ее себестоимости, то как такое может быть? Получается, что потребитель недополучает часть продукции: меньше вес или количество вложений. А по документам получается все в порядке, - рассказала предприниматель Лариса Канавкина.

В рамках обсуждения председатель Экспертного совета при уполномоченном по защите прав предпринимателей Вологодской области Сергей Николаев также привел факт, как одно из пищевых предприятий из района области зарегистрировалось на нескольких квадратных метрах деревянного здания в Вологде, начало поставлять продукцию в различные учреждения и даже получило субсидию из федерального бюджета.

- Непонятно, куда смотрели районные власти, у которых «увели» целый завод, - недоумевает Сергей Николаев.

Полиграф в помощь

- Принято считать, что коррупция присуща исключительно органам власти и связанной с ней бюджетной сферой. Но коррупционные проявления существуют и в бизнесе. Все организации вне зависимости от формы собственности обязаны разрабатывать и принимать меры по предупреждению коррупции, - отметил начальник управления по профилактике коррупционных правонарушений администрации губернатора области Алексей Зотиков. 

В качестве примера такого стандарта в нашем регионе можно привести «Северсталь», в которой уже более десяти лет действует комплексная система по противодействию коррупции, направленная на соблюдение сотрудниками определенных правил поведения и кодекса делового партнерства. Одними из ее важных элементов выступают психофизиологические обследования с использованием полиграфа, другими словами, детектора лжи. Его проходят сотрудники начиная с должности мастера на производстве и менеджера до самых высоких руководителей компании. 

- Если в самом начале внедрения тестирования в сфере закупок компании порядка 70% сотрудников были в «красной зоне», то сейчас этот показатель сократился до 3-4%. За эти годы снизился и общий индекс коррупционной уязвимости предприятия, - привел данные руководитель группы по контролю процессов в метизном сегменте управления экономической защиты службы обеспечения бизнеса АО «Северсталь-Менеджмент» Денис Фомичев. 

К слову, как отметили эксперты, высокий уровень доходов вовсе не гарантирует, что то или иное должностное лицо не будет брать взяток. Как показывает практика, среди коррупционеров зачастую встречаются руководители при должностях с доходом выше среднего - от 100 - 150 тысяч рублей в месяц. Поэтому, как считают специалисты, прежде всего необходимо менять мышление и культуру поведения сотрудников, делая упор на нетерпимость к получению взятки и открытость во взаимодействии с клиентами. 

Отменить «палки»

Как признают эксперты, далеко не все меры по борьбе с коррупцией работают эффективно, как планировалось при их принятии, например, кратность штрафов, когда их размер в разы превышает размер полученной взятки.  

- Мы не можем рассматривать коррупцию как индивидуальный фактор отдельно от других экономических преступлений. Более того, уровень коррупции напрямую взаимосвязан с избыточным давлением на бизнес. 

В 2020 году в целом по стране, по информации уполномоченного по защите прав предпринимателей при Президенте России, в отношении малого и среднего бизнеса было проведено 534 тысячи проверок. В 2021-м - уже 973 тысячи контрольно-надзорных мероприятий. И вся эта административная нагрузка приводит к тому, что предпринимателю проще «договориться» с проверяющими. Возможно, уже пора уйти от палочной системы, когда, допустим, перед право­охранительными органами ставится задача, что столько-то преступлений должно быть экономической, а столько-то - коррупционной направленности, поскольку эта палочная система в конечном итоге тоже является коррупционным фактором, - уверен председатель Совета Вологодского регионального отделения «Деловой России», депутат ЗСО Владислав Зворыкин. 

По его словам, ежегодно в отношении предпринимателей в целом по стране заводится порядка 200 - 300 тысяч уголовных дел, но только треть из них доходит до судов. Остальные разваливаются еще в ходе предварительного следствия. 

- За этим следует блокировка счетов, что нередко приводит к закрытию предприятий, - добавила президент Вологодской ТПП Галина Телегина. 

Из последних нововведений Владислав Зворыкин отметил поддержанное Президентом РФ предложение по поводу отказа в возбуждении уголовных дел в случае, если предприниматель гасит налоговые недоимки в полном объеме.
 

Комментарии (0)

Войти через социальные сети: