Вологжанин собрал сведения о 76 защитниках Брестской крепости

statics/images/arcticles/052018/30052018x20b144f2.jpg
Защитники Брестской крепости приняли на себя себя первый и самый страшный удар врага.
Кадр из фильма «Я - Крепость»
statics/images/arcticles/052018/30052018xcffc355e.jpg
Владимир Осокин.
Биографические данные более 70 воинов-земляков, в начале войны входивших в состав Брестского гарнизона, смог установить 92-летний вологжанин Владимир Осокин. По словам самого ветерана, военное краеведение стало для него как смыслом жизни, так и главным рецептом долголетия.

Поворотный момент

В июне 1941-го Владимиру Матвеевичу исполнилось только 15. На фронт он так и не попал, так как трудился на оборонном предприятии. Но и тогда, и уже в зрелом возрасте активно интересовался историей войны.
В мае 2015 года на встрече с губернатором Олегом Кувшинниковым Владимир Матвеевич обмолвился, что во время поездки в Белоруссию услышал историю о вологодском командире полка, который во время защиты Бреста повел на прорыв из окружения большую группу красноармейцев и геройски погиб.
Губернатор предложил собрать как можно больше информации об этом человеке. Вскоре Владимир Осокин смог установить, что командир 125-го стрелкового полка Федор Берков действительно был уроженцем череповецкой деревни Екатериновка. Днем 22 июня 1941 года Берков должен был отправиться по служебным делам в Москву, но заночевал в Брестской крепости.
На рассвете, при первых залпах артиллерийских орудий, он смог пробиться в город, куда, обтекая крепостные редуты, уже входили немецкие механизированные колонны. Разыскав расположение своей дивизии, череповчанин был назначен начальником штаба сводного отряда, занявшего оборону на подступах к Кобрину. Попав в окружение, повел примерно 600 оставшихся в его подчинении бойцов на восток. За неделю, двигаясь по немецким тылам, отряд прошел более 150 километров. Но, угодив в засаду в районе деревни Доманово, был практически полностью уничтожен. Погиб в том бою и Федор Берков.
Устанавливая наших путь сводного отряда, наткнулся Владимир Осокин и на фамилии других уроженцев вологодской земли. И сейчас в этом списке уже 76 фамилий.
- Большую помощь при установлении биографий воинов-земляков мне оказали сотрудники краеведческого отдела областной библиотеки имени И. В. Бабушкина, а также вологодские историки-краеведы, - рассказывает Владимир Матвеевич. - Появились у меня добровольные помощники и непосредственно в Брестской области, куда я регулярно выезжаю. В Ивацевичевском районе я нашел очевидца тех трагических событий Сергея Курленю, которому в июне 1941-го было 10 лет. Много добрых дел сделали для меня и другие ивацевичевские жители.

Счет шел на минуты

У большинства наших земляков, встретивших войну в приграничье, боевой путь оказался коротким. Первые недели войны были крайне неудачными для Красной Армии: в тисках немецких танковых «клещей» гибли целые корпуса и армии. Но гибли не напрасно, где-то на часы и минуты, а где-то и на бесценные тогда сутки сдерживая продвижение гитлеровских авангардов. 
Командир взвода связи чагодощенец Алексей Кремнев одним из первых поднял своих бойцов в конт­ратаку, когда немцы ворвались в Брестскую крепость, а потом занял место у пулемета. Убит вечером 
22 июня. Отчаянно сражался в Брестской крепости и старший лейтенант Александр Кабанов из Грязовецкого района. Группа, в которую он входил, смогла продержаться в одном из гарнизонных зданий трое суток, пока не кончились боеприпасы. Вологжанин попал в плен и умер в концлагере. 
Схожей оказалась и судьба красноармейца Николая Костыгова из Кадуйского района. Он несколько суток сражался в крепости, участвовал в попытке прорыва. В штыковой атаке заколол немецкого офицера и еще нескольких гитлеровцев. Тяжело раненным попал в плен и через три месяца скончался. 
Но были и те, кто вопреки всему смогли выжить. Младший сержант из 33-го инженерного полка Александр Скороходов также раненным попал в плен. Бежал из лагеря и примкнул к партизанскому отряду в Чехословакии. После войны вернулся домой и жил в Вологде.
У начальника службы боепитания зенитно-артиллерийского дивизиона Степана Шишкова (Великоустюгский район) при бомбежке в Брестской крепости погибла вся семья - супруга и двое сыновей. Сам он на седьмой день войны с небольшим отрядом сумел пробиться из Восточного форта за крепостные стены, долго добирался к своим, воевал, затем жил на Украине.
- Хочется, чтобы все собранные материалы об этих воинах, принявших на себя самый страшный первый удар врага, в виде небольшой брошюры или даже машинописных листов со временем попали в школы и библиотеки тех районов, откуда призывались в армию вологжане, - говорит Владимир Осокин. - Молодежь должна знать о подвигах своих земляков! Есть у меня и другая заветная мечта - установить на месте гибели Федора Беркова памятный знак, насыпав в его основание горсть вологодской земли. В Доманове уже есть общий памятник погибшим воинам, на одной из плит которого выбито имя командира 125-го стрелкового полка. Но, по моему мнению, он и шедшие вместе с ним на прорыв бойцы достойны отдельного монумента.
22 мая Владимир Осокин вновь отправился в Белоруссию, где в Минске уже много лет живет семья его сына. Поездка продлится до сентября, и за это время Владимир Матвеевич намерен снова посетить Брестскую крепость, а также поработать в архивах, пытаясь вернуть из небытия тех земляков, чьи имена все еще числятся в списках пропавших без вести.
История Судьбы

Комментарии (0)

Войти через социальные сети: